Муниципальное казенное учреждение культуры

"Мемориальный музей Ю.В. Кондратюка

(А.И. Шаргей)"

муниципального образования Крыловский район

Новости

Перейти...

Партнеры и спонсоры

Перейти...

Вакансии

Перейти...

Карта сайта

Перейти...

Контакты

Перейти...

 Надо было много работать, чтобы выжить     

Требушннему  Василию Ивановичу, о ком ниже пойдет рассказ исполнилось 90 лет. Родился он  в хуторе Казачий Ново-Михайловского сельского совета. Хутор Казачий – это нынешним  меркам был  очень маленький населенный пункт,  состоящий всего лишь из 30 подворьев, располагался на правой стороне Максимовой балки, на западе от станицы Ново-Михайловской против хутора Средний и невдалеке от хутора Белый. Так, что до соседних  хуторов,  можно сказать было рукой подать, поэтому многие семьи хуторян этих населенных пунктов были родственниками.  На Казачем жил весь род Требушего Максима, переселившегося  из станицы Кисляковской, у которого было трое сыновей: Иван, Василий и Петр.  Старший сын 1907 года  Иван Максимович женился на дочери жителя хутора Белый  Константина Корецкого Агрепине. Как все хуторяне они работали в в бригаде №3  колхоза «Красный путь», Иван Максимович конюхом , а Агрепина Константиновна на разных работах.  19 ноября 1930 года в этой семье родился первенец, которого они назвали Василием.  В 1937 году, когда  родилась дочь Раиса, глава рода отделил семью старшего сына, построив им хату на бугре против своего подворья. К этому времени в их семье был сын Алексей 1933 года рождения. В 1940 году родилась меньшая дочь Галина. Уже перед самой войной семья построила себе хату на хуторе Средний,  невдалеке от соседнего хутора Белый. Из детства у  Василия Ивановича только одни воспоминания: отец и мать днями на работе, а они сами дома. Как самый старший он должен следить за меньшими и управляться по хозяйству. Была у них корова, которая бодалась.  Однажды она сильно помяла подростка, а лечила его хуторская лекарь Савушна, так все называли жену кружальщика деда Ляха (должность колхозника  на очистке зерна). Однажды вечером отец Иван Максимович привез домой арбу соломы, выгрузил содержимое на подворье и велел десятилетнему сыну отогнать ее ко двору невдалеке живущему хуторяну. Василий залез на арбу и поехал вдоль хутора, опиревшись на боковину, он почувствовал, что летит в перед. Случилось не предвиденное, сломалась опора боковины от переднего колеса арбы и подросток, потеряв равновесие, оказался на оглобле между лошадями, крепко ухватившись двумя руками за нее. Интуитивно у него промелькнуло в голове, что если он отцепится от оглобли, то окажется под передними колесами, или наколется на шкворень крепления оглобли к арбе. Испугавшиеся лошади понеслись галопом по хутору. Ожидающий арбу хуторянин выскочил на дорогу и остановил несущихся лошадей, тем самым он и спас жизнь подростку. В 1937 году он пошел в первый класс хуторской начальной школы №17, его учительницей была молодая женщина, окончившая педагогический техникум в станице Ленинградской Гаврик Евдокия Ивановна. Окончил он всего лишь, как выразился Василий Иванович,  три с половиной класса. Началась Великая Отечественная война. В первый месяц призвали на фронт отца и всех его братьев Василия и Петра. В первый год войны призвали на войну всех мужчин призывного возраста на полях и ферме работали женщины и старики. Василий  пошел работать в бригаду, вместе с таким же подростком Федором Морозом они подносили воду работающим на полевых работах. Кормили на полевых работах очень скудно. Повседневным  блюдом на обед была затируха или галушки. Когда в станицу пришли немецкие войска, то оккупационные власти не стали разгонять колхоз. Все хуторяне по-прежнему работали на своих местах, шла уборка пшеницы.  Из военного периода жизни наиболее запомнился период начала входа немцев на хутор. Дело было вечером, когда мать,  вернувшись с работы,  хлопотала у летней печки, готовя ужин. Пришла соседка бабушка и стала рассказывать, что солдаты,  стоявшие на постое у них в хуторе поехали в поле накосить травы для лошадей, возвращаясь назад по дороге,  были постреляны с появившейся немецкой автомашины. Услышав такое от соседки, мать, на скорую руку накормив детей от греха подальше,  увела их ночевать к соседям. Как сейчас помнит Василий Иванович, среди ночи их разбудил яростный лай собак, гул подъехавших машин гортанные команды офицера. Немецкие солдаты стали обыскивать хаты хуторян. Несколько солдат вошли в соседскую хату и стали шарить по закоулкам, открыли сундук, вытаскивая оттуда понравившуюся одежду. В их хату немцы не заходили. Утром,  придя на свое подворье, они увидели много стоящих подвод и суетившихся возле них немцев. Притянув полевую кухню,  установили ее за их хатой, повар затопил и стал готовить обед. Мать стала на него бурчать, что так они могут и хату сжечь. Повар только посмеялся и занялся своим делом. Он видимо был из эмигрантов и хорошо говорил по-русски. Когда у него было хорошее настроение, он подкармливал Василия, его брата и сестер остатками солдаткой пищи. На меже их подворья росла  гледичия акция,  на которой осенью, когда на ней созревали стрючки, он вместе с соседскими сверстниками их обрывали их и высасывали из них сладкий сок. И вот в один из дней он неосторожно наступил на колючку этого дерева и загнал ее в пятку и не смог ее вытащить. Было очень больно становиться на ногу. Тот же повар им помог обратится к немецкому фельдшеру, который разрезал опухоль, вытащил колючку, смазал рану иодом и забинтовал. Во время отступления немцы пытались сжечь амбары в соседнем колхозе на хуторе Белый. Василий своими глазами видел, как пролетел советский самолет, обстреляв немецкую колонну, наши наступающие войска вынудили немцев отступить. Освобождение от немецкой оккупации мало, что изменило жизнь на хуторе. Надо было по-прежнему работать в бригаде и на ферме, только теперь под лозунгом «Все для фронта, все для победы!». Пришла повестка, в которой было сказано, что красноармеец Требушний Иван Масимович пропал без вести. Было очень голодно.  Спасала корова, которая можно сказать  единственным кормильцем  многодетной семьи. По рассказам Василия Ивановича мать целую неделю собирала молоко, перегоняла на сепараторе получая сметану и творог, им доставалось только  сыворотка. В субботу сбивала масло, которое рано утром в воскресенье несла на продажу на рынок в станицу Ново-Михайловскую. И это в  15 километрах от их хаты пешком, да и обратно тоже расстояние. Продав масло и творог на рынке, Агрепина Константиновна на вырученные деньги покупала зерно кукурузы. Сейчас Василий Иванович удивляется, сколько надо было матери сил преодолев расстояние более 30 километров, приготовить обед и накормить голодную араву своих детей. Василий своими руками изготовил небольшую крупорушку,  на которой он молол зерно кукурузы. Из полученной крупы мать пекла им пышки, служившие подспорьем в голодном рационе  их семьи. И только с приходом тепла в их рационе питания появлялся так называемый подножный корм. При цветении белой акации дети поедали ее цветы, которые в народе называли кашкой. На пустырях собирали молодые побеги растений козлики и заячье ухо. Дети знали, где можно накопать плоды земляной груши. В ход шли и молодые побеги белой акации. Осенью в лесопосадке обрывались вяжущие плоды с деревьев, которые в народе назвали маслины. А взрослые хуторяне даже умудрялись из этих плодов выгонять самогон. Закончилась война,  возвратились на хутор младшие братья отца. На гимнастерке Василия  сверкал орден Красной Звезды и медаль «За отвагу». Вернулся с фронта с орденом Красной Звезды и осколком у сердца, который нельзя было удалить Петр Максимович. Агрепина Константиновна все ждала своего мужа. В 1946 году обратилась военкомат и получила подтверждение, что Требушний Иван Максимович пропал без вести. И только сейчас по архивным документам стало известно, что с красноармейцем  саперного взвода полевая почта 827/21 Требушним Иваном Максимовичем письменная связь прервалась с сентября 1941 года. Заметно повзрослевший Василий уже можно сказать работал наравне с взрослыми. На уборке зерновых и на заготовке сена  свободно мог сам работать,  управляя упряжкой лошадей на косилке. Помнит Василий Иванович, как в бригаде появился комбайн «Коммунар», на котором работал украинец Михаил Белик.  Это чудо техники было настолько разбито, что он больше был в ремонте. Основная тяжесть уборки ложилась на лошадей и ручную косьбу.  В то время бригадир полеводческой бригады был большой фигурой. Кроме полевых работ и животноводства на его плечах лежала и забота о хуторянах. Он оказывал своим подчиненным помощь в решении домашних проблем: заготовке соломы для животных, заготовке камыша, как строительного материала. Василий Иванович рассказывает, что в его бытность прошло много бригадиров и учетчиков. Из бригадиров запомнил Александра Федоровича Забару и Павла Проценко. Учетчиком был Трофим Шостенко. В то время надо было много работать, чтобы выжить его меньшим брату и сестрам. Так уж они подростки военного периода были воспитаны на примере своих родителей. Ни у кого из них не было даже  в мыслях, что не надо работать. 22 марта 1951 года Василий был призван в армию. Первые два месяца проходил курс молодого бойца  в воинской части на территории Азербайджана. В июле молодых солдат погрузили в теплушки и отправили для прохождения дальнейшей службы  эшелоном  в Польшу. Он хорошо запомнил, как на территории Белоруссии, на коротких остановках к их вагонам приходило много народа и просило дать хотя бы  кусок хлеба. Это противоречило рассказам замполита их части, который на занятиях им говорил, что советский народ стал жить лучше. Выгрузили их на станции города Легнице. Здесь с 1945 по 1984 год дислоцировался штаб Северной Группы Советских войск. Попал он служить радиотелеграфистом. По сравнению с домашним скудным рационом их кормили хорошо. Увольнительных в город им не давали. Демобилизовался 30 ноября 1954 года. Проезжая территорию Белоруссии на станциях была та же картина: много просящих хлеба. Возвратившись домой  меньшего брата он не застал, его уже выпроводили на службу в армию. Весной пошел работать в бригаду, где проработал прицепщиком на тракторе. Приходилось ему работать с трактористом Земляным Николаем Степановичем, который в 70-80 годы возглавил свекловичное звено, известное в Павловском и Крыловском районах. Будучи еще подростком, он часто бывал в семье своего дяди Василия Максимовича, который  играл на гармони. Он заинтересовался и стал брать гармонь в руки, пытаясь на слух наигрывать услышанные мелодии. Василий Иванович помнит, как сам впервые сыграл тогда популярную мелодию песни «Катюша». Видя тягу подростка к музыке, его дядя по матери Корецкий Петр Константинович куилил ему гармонь и тогда он уже дома стал осваивать музыкальный инструмент. Брат Алексей также научился играть на гармони. Видимо у Требушних был природный талант игры на гармони и баянах. Играл на баяне и Петр Максимович. Возвратившись из армии,   Василий при посещении хуторского клуба часто слышал просьбы от молодежи играть на танцах. И он стал играть на своей гармони на общественных началах. Узнав об этом хуторяне, стали приглашать его на свои домашние мероприятия, и он вместе с Пелипенко Михаил Васильевич – скрипачом стали играть там. Причем приглашающая сторона обязательно согласовывала его игру на свадьбе с бригадиром, где он работал.  Поначалу играли бесплатно, а затем брали плату 3-5 рублей за свадьбу. Играли  свадьбы в те времена по три дня. «Это был нелегкий труд, вспоминает Василий Иванович, порой рубашка была мокрая, а подвыпивший народ требовал музыки». Вместе с Пелипенко М.В. они играли на свадьбах и гулянках не только хуторян, но станичников Ново-Михайловской. На заработанные деньги он купил свой первый баян в городе Ростове за 120 рублей.  После возвращения из армии на танцах в клубе станицы Ново-Михайловской он познакомился с Дусей Бондаренко и 19 ноября 1955 года они сыграли  свадьбу. В 1958 году они решили переселиться поближе ко второй бригаде тогда уже колхоза «Октябрь». Им выдели место на пустыре, где они стали строить хату. В то время строительство хат и домов велось всем миром.  С помощью друзей и родственников замесили глиняно-соломенный замес и изготовили саман, из которого хуторянин Иван Ильченко возвел стены. Все те же родственники и друзья помогли наложить потолок  и помазать стены будущей хаты. Вместе со свояком Борисом Омельченко они возвели верх, правда перед этим, они поменяли стволы акаций напиленных на меже еще отцовского подворья на бревна мягкой породы леса в колхозе. В колхозе древесину из акации использовали для изготовления полозьев саней. У сосновых бревен был небольшой недостаток, они были тонковаты для поперечных балок потолка хаты. Пришлось поставить под них подпорки. Хату покрыли листовым камышом, который Василий Иванович сам косил и переносил его кули от берега водоема. Вместе со  свояком они покрыли верх хаты, и глубокой осенью семья переехала в новое жилье. До сегодняшнего дня  хата стоит во дворе их семьи. Десять лет назад в этой хате   Василий Иванович и Евдокия Ивановна, вместе с приглашенными гостями отметили,  55-летие  совместной жизни.  23 года Василий Иванович проработал на молочно-товарной ферме №2 колхоза «Октябрь». «Особенно трудно и ответственно было работать ночью в родильном отделении, рассказывает Василий Иванович, где ты несешь ответственность за жизнь отелившихся коров и их приплода. Для этого нужен опыт наработанный годами на этой работе». Последние,  5 лет  перед уходом на пенсию он проработал ночным свинарем на свинотоварной ферме. Без отрыва от производства он окончил курсы животноводов и получил профессию мастер-животновод 3 класса. Общий трудовой стаж ему был зачислен,  начиная лишь с 1946 года,   и составляет 44 года. В феврале 1976 года постановлением Краснодарского краевого совета профсоюзов он награжден знаком «Победитель социалистического соревнования 1975 года». В декабре 1976 года Указом Президиума Верховного Совета СССР награжден медалью «За трудовую доблесть. В феврале 1990 года решением Совета народных депутатов Краснодарского края  награжден медалью «Ветеран труда». Так уж совпало,  19 ноября в дату его дня рождения исполнилось 65 лет совместной жизни с женой Евдокией Ивановной. Вместе они воспитали троих детей. «Было все плохое  и хорошее в нашей жизни,- рассказал Василий  Иванович,- мы с женой  все это пережили. Я считаю так, раз ты женился, взяв ответственность на себя за другого человека и будущих своих детей, то должен нести эту ношу до конца». Василий Иванович  высказал свою обеспокоенность тем , что сейчас старшее поколение станичников  вымирает или уезжает в город к детям. Пример этому на его улице Трудовой выставлено на продажу множество пустующих домов, в которых жили колхозники.  При  расставании Василий Иванович высказал свои пожелания, чтобы у нашей станичной молодежи всегда была работа и достойная заработная плата, и они оставались жить в родной станице.